Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
8 (30245) 4-21-72

674673, Забайкальский край, город Краснокаменск, ул. Больничная, д.5, корп. 7 

Почтовый адрес: 674673, Забайкальский край, Краснокаменский район, г. Краснокаменск, ОПС-3, а/я 684;


Официальный сайт государственного автономного учреждения здравоохранения 

"Краевая больница №4"

Профилактика табакокурения, алкоголизма, наркомании

С алкоголем нам не по пути

В последнее время очень большое внимание уделяется проблеме алкоголизации населения. О том, почему отказаться от алкоголя сложно, кто должен помогать алкоголикам мы попросили рассказать Рафика Гасанова - врача-психиатора, нарколога; Дмитрия Толстова – врача-психотерапевта и Тамару Шумову – главного внештатного токсиколога Министерства здравоохранения Забайкальского края.

Корр.:

- Принимаемые постоянно законы об ограничении продажи алкоголя как на федеральном, так и на местных уровнях действенная мера или нет?

Дмитрий Толстов:

- На мой взгляд, это двойственная мера. С одной стороны, жесткие заградительные меры, когда бутылка крепкого алкоголя будет не всем по карману. А с другой стороны – увеличится количество контрафактного алкоголя, суррогатов. Поэтому, такие меры будут иметь равнозначный характер. Если посмотреть на европейские страны, например, Норвегию, там алкоголь стоит достаточно дорого и соответственно уровень алкоголизации тоже низкий. Хотя, я считаю, что жесткие меры нужны.

Рафик Гасанов:

- На мой взгляд, это не даст ни какого результата. Исторически так сложилось, что заградительные меры на алкоголь вводились в нашей стране постоянно. Тут нужно смотреть на эту проблему шире. Сегодня, когда минимальная стоимость пол-литровой бутылки водки 125 рублей (а с 1 января 2013 года 190 рублей, - авт.) каждый может ее купить. С другой стороны, люди, имеющие алкогольную зависимость 1-й, 2-й, а то и 3-й стадии, не всегда смогут отказаться. Мы не можем говорить, что мы все население загоним в рамки трезвости, и что все пить не будут...

Жесткие заградительные меры будут полезны для формирующихся личностей – молодежи и подростков. Если молодежь не сможет зайти в магазин и купить алкоголь – это одно. А вы попробуйте оградить зависимого человека. У вас ничего не получится. Тут нужна заместительная терапия. Мы ограждаем от алкоголя одних людей, преимущественно молодежь – это хорошо. А для людей, которые уже приобрели болезнь в меру каких то пережитков нашего времени, когда алкоголь не считался плохим, нужна медицинская помощь. С ними нужно работать, что бы снизить тягу. На словах легко сказать, что всех нужно «посадить на кол трезвости». А сделать – сложно. Работать нужно с каждым слоем населения. И по каждой категории должна быть своя программа действий. Ограничительные меры – это одна сторона медали. Для того что бы забайкальцы меньше употребляли алкоголь необходимо проводить работу со школьниками, студентами и учащимися, родителями.

Тамара Шумова:

- Я согласна с предложенными мерами. Но, на мой взгляд, необходимо усилить наркологическую помощь не только в Забайкалье, но и в стране. Люди, у которых имеется синдром зависимости от алкоголя, не могут сразу бросить пить. Но многие пациенты, которые проходят через токсикологическое отделение, поддаются уговорам, объяснениям. Только в октябре три человека изъявили желание покончить с алкоголем раз и навсегда. Люди понимают, что употребляя алкоголь, у них страдают семьи, дети. Ограничения по продажи алкоголя – это правильная мера, особенно для тех, кто только начинает употреблять. А нам, медикам, вам, журналистам, обществу необходимо проводить антиалкогольную кампанию. Надо пропагандировать здоровый образ жизни. Нужно на всех уровнях рассказывать к чему может привести прием алкоголя.

Корр.:

- Какова статистика отравлений алкоголем, в том числе и суррогатом?

Тамара Шумова:

- Как таковых отравлений суррогатами нет. Но 80 процентов пациентов токсикологического отделения, которые заболели в результате употребления алкогольных напитков. Как правило это было алкогольное отравление вплоть до алкогольной комы. Были зафиксированы случаи алкогольного психоза. Так же были обострения хронических заболеваний. А чистых отравлений суррогатным алкоголем ежемесячно фиксируется один-два случая. Лет пять-шесть назад токсикологи фиксировали отравления алкогольной продукцией производства КНР и из Закавказья. Тогда очень сильно страдала печень пациентов и почти все случаи отравления заканчивались летальными исходами. А сейчас основная масса алкогольных отравлений происходит из-за чрезмерного употребления. Некоторые пациенты до поступления к нам пьют по несколько суток.

Корр.:

- Начиная с этого года, ввели ограничение по времени продажи алкогольной продукции. Как вы считаете, это поможет россиянам меньше пить?

Рафик Гасанов:

- С точки зрения наличия абстиненции, которая возникает у людей, на первый взгляд, когда только эти меры были приняты, казалось, что количество вызовов снизилось. Сейчас случаи, когда пациенты вызывают врача-нарколога стали более легкими и в основном в рабочие дни. Но, как показала практика, это не связано с введением ограничения времени продажи алкогольных напитков. Раньше люди думали, что если им вдруг станет ночью плохо, они смогут сходить в магазин, и купить алкоголь. Теперь же они просто-напросто покупают спиртное с «запасом». А наши люди так устроены, что если у них есть водка, то ее нужно выпить. В некоторых регионах, где запретили торговать алкоголем в выходные и праздничные дни, люди запасаются с пятницы. И там ситуация еще более критичная. Заградительными мерами проблему алкоголизации не решить. Нужно искать другой выход. Прежде всего, заниматься с детьми и подростками. Хотя, бывает очень сложно донести до наших пациентов мысль, что алкоголь не расслабляет, а уничтожает.

Тамара Шумова:

- Нужно еще учитывать, что в настоящее время нет чистой водки. Если человек будет употреблять алкоголь несколько дней, у него наступит сильная интоксикация. Происходит это из-за того, что некоторые недобросовестные производители добавляют различные примеси. Вполне возможно, что эти примеси вызывают тягу к алкоголю.

И, кроме того, большое значение играет социальный фактор – в нашем регионе достаточно высокий процент безработицы.

Корр.:

- В США и во многих странах Европы алкоголь разрешено продавать с 21 года, а не с 18 как в России. При этом там действуют огромные штрафы. Может быть, и у нас поднять возраст, когда молодежь смогла бы купить спиртное?

Дмитрий Толстов:

- В США это действует, потому что там работают законы. У нас ситуация совершенно другая. Разрешите продавать с 21 года, с 30... как продавали алкоголь несовершеннолетним из-под полы, так и будут продавать.

Заградительные меры составляют всего 10 процентов успеха. Остальные 90 – это другие мероприятия. Но для этого нужно больше времени.

Корр.:

- Тогда какой же выход? Что нужно сделать, чтобы человек бросил пить?

Тамара Шумова:

- Просветительская работа на всех уровнях. Необходимо, чтобы везде, на каждом углу трубили о вреде алкоголя.

Дмитрий Толстов:

- Я думаю, что, прежде всего, нужно начинать с семьи. Почему у детей возникают мощные ассоциации с алкоголем? Любой праздник, любое застолье не проходят без спиртного. Дети смотрят на то, как взрослые выпивают, а им говорят: «Подрастете, и вам тоже будет можно!». Таким образом, детям задается отсроченная программа. Нужно начинать с себя.

Рафик Гасанов:

- Нужно сделать все, что бы употреблять алкоголь стало не модным. Прежде всего, у детей и подростков. Для этого нужно разработать стратегию, в которой кумир нынешней молодежи был позитивным. А не тот, который пьет виски.

Тамара Шумова:

- А еще нужно изолировать от общества людей, злоупотребляющих употреблением алкоголя. Необходимо возродить систему ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий, - авт.). Ведь там люди не только проходили лечение, но и работали, приносили пользу обществу.

Яндекс.Метрика